rasskazy_o_pisateljakh

Молодой художник Чарлз Элтимонт Дойл был слишком беден, чтобы держать прислугу. Всю тяжелую домашнюю работу миссис Дойл, урожденная Фоли, делала сама. Выгребая золу и начищая каминную решетку, она, чтоб не терять времени даром, беседовала с сыном — Артуром.

Чаще всего разговоры шли о геральдике. Гордая Мэри, чей род уходил корнями в XIV столетие, учила ребенка отличать графскую корону от герцогской, а льва от львиного леопарда. А заодно внушала мальчику средневековый кодекс поведения: "Бесстрашие перед сильными, смирение перед слабыми. Быть рыцарем со всеми женщинами, невзирая на происхождение. Подавать помощь нуждающемуся, кем бы он ни был. И тому порукою — слово рыцаря. " Этот многократно повторенный урок матери Артур запомнил на всю свою жизнь.
Гораздо меньший след в душе Артура оставила учеба в иезуитском колледже Стонихерст. Мальчик занимался весьма прилежно, но так и не смог отдать предпочтение ни одной из изучаемых там наук.
В результате, дальнейшую судьбу Дойла пришлось решать матери. Это ей пришла в голову мысль о медицине и Эдинбургском университете. Миссис Дойл казалось, что диплом врача обеспечит сыну достойное место в обществе и прочное материальное положение.
Но... как вскоре выяснилось, само по себе медицинское образование не решало многих проблем. Купить практику у уходящего на покой врача Дойл не мог — в семье совершенно не было денег. Оставалось одно — нанять квартиру, повесить табличку "Д-Р ДОЙЛ" и ждать... Ждать, когда какой-нибудь местный житель отважится обратиться к неопытному врачу...
Пациенты не тревожили дверного звонка, и у Артура было достаточно времени для размышлений. Плодом их оказался роман "Красным по белому" ("Этюд в багровых тонах") — книга, в которой читатели впервые знакомятся с сыщиком-консультантом Шерлоком Холмсом и его неизменным другом доктором Ватсоном.
Судьба Дойла была решена. Отныне он — создатель знаменитого героя английской литературы, героя, который станет его вторым "я" и будет преследовать автора до самых последних дней.
Правда, в те счастливые времена Дойл не осознавал серьезности положения. С легким сердцем он взялся за создание серии рассказов о Шерлоке Холмсе. Писатель полагал, что эта "безделка" немного укрепит семейный бюджет и даст возможность засесть за сочинение исторического романа.
Если бы Дойл знал, насколько он ошибался! "Мику Кларка" и даже любимый им "Белый отряд" читатели приняли весьма спокойно. Они хотели одного — Шерлока Холмса. И чем больше, тем лучше!
В конце концов, писателю надоело. Какой-то сыщик-консультант отрывает его от сочинения серьезных книг! Больше того, к нему самому уже стали обращаться "мистер Холмс"! Спасибо за честь, но он в отличие от Шерлока знает, что Земля круглая и не имеет привычки хранить сигары в угольном ведре!
"Хватит!" — решил однажды Дойл и, чтоб навсегда избавиться от знаменитого сыщика, утопил его в Рейхенбахском водопаде.
Лучше бы писатель этого не делал! Стол Дойла оказался погребен под письмами и телеграммами, в которых читатели умоляли автора воскресить полюбившегося им героя. А все клерки Лондона по случаю смерти сыщика демонстративно оделись в траур.
И Артур Конан Дойл сдался. Холмс вышел невредимым из схватки с королем преступного мира профессором Мориарти и вновь обосновался в своей квартирке на Бейкер-стрит. Знаменитый сыщик вернулся, но неприязнь к нему автора осталась. Особенно раздражали писателя намеки на то, что свой рыцарский титул он получил "вместо" Шерлока Холмса. Тут сэр Артур Конан Дойл начисто терял присущее ему чувство юмора.
И действительно, это было немного слишком. Кто спорит, мистер Холмс вел себя поистине безупречно. Но у его создателя была своя, не менее достойная уважения, жизнь. И проводил он ее, между прочим, не только за письменным столом...
Едва началась англо-бурская война, Дойл, забросив рукопись очередного исторического романа, отправился в Южную Африку, на фронт. Он полагал, что человек с несокрушимым здоровьем и дипломом врача должен быть там, где под палящим солнцем умирают от ран и болезней солдаты.
А сколько людей были обязаны Дойлу своим спасением в мирное время! Биографам писателя хорошо известны два имени — Джордж Идалджи и Оскар Слейтер. На то, чтобы вырвать этих джентльменов из рук зарвавшегося правосудия, Дойл потратил несколько лет. Ради них он сам превратился в Шерлока Холмса. Не считаясь ни с временем, ни с затратами, писатель ездил по стране, встречался со свидетелями, рылся в архивах и доказал, в конце концов, что в тюрьму попали не садисты, не убийцы, а обыкновенные жертвы судебной ошибки...
Современников восхитило поведение Дойла — ведь сначала "преступники" не были ему даже знакомы. И на сэра Артура посыпались письма с просьбой распутать очередное дело и спасти невинного человека. Дойл ни в коем случае не считал себя сыщиком, но иногда у него просто не хватало духу ответить отказом...
Впрочем, обо всем этом мы толком еще ничего не знаем. Потому что архив писателя — двадцать огромных ящиков — до сих пор почти не опубликован. И можно только гадать, о чем писали сэру Артуру Уинстон Черчилль, Теодор и Франклин Рузвельты, английский король Эдуард VII. А вдруг и они просили Дойла начать какое-нибудь расследование?

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru