rasskazy_o_pisateljakh

На слово «драгунский» реагируют одинаково. Никто не вспомнит про конное войско, способное сражаться в пешем строю, пословицу «Это нашего поля драгун» (вариант: «Драгун бежит, земля дрожит, а оглянешься — в грязи лежит»). «Дениска, Денискины рассказы», — лица раздвинутся в довольной улыбке.

 «Папа у Васи силён в математике!..» А наиболее продвинутые скажут с райкинской интонацией: «Бум меняться, бум!..» Но вот что странно — про известного писателя Драгунского не так уж много известно.
Виктор Юзефович родился за океаном, но детство его прошло на реке Сож в белорусском Гомеле. Отец умер от тифа, отчим, красный командир, погиб в гражданскую. Вдова писателя Алла Васильевна вспоминала: он «всегда был заводилой во всех играх. По вечерам друзья пробирались в парк князя Паскевича (конечно, без билетов). Там шли представления: артисты пели куплеты, танцевали модный тогда танец стэп, а попросту — чечётку. Виктор выучивал куплеты, научился танцевать чечётку и устраивал свои представления, на которые собиралась вся улица…»
В юности Виктор работал «бакенщиком, шорником, лодочником, токарем. Позднее он был цирковым клоуном, актёром театра и кино, руководителем замечательного маленького сатирического театра "Синяя птичка”…» С сороковых годов он писал для сцены и арены скетчи, фельетоны, миниатюры. Прославился Драгунский и как автор слов песни на музыку А.Цфасмана «Три вальса», известной в исполнении Клавдии Шульженко.
Этот весёлый заводной человек жил в чудесном мире. Мире, где разъезжают прозрачные троллейбусы, где собак и вожатых зовут Люсями, где водятся зелёнчатые леопарды, где лучшее приветствие — «здорóво!», а высшая похвала — «здóрово!». Рос у Виктора Юзефовича младший сын. И было у этого под стол ходящего мальчика своё credo — «Что я люблю… И чего не люблю», под которым не раздумывая подпишется всякий, кто хоть раз в жизни «…висел на папином колене, как бельё на заборе, …слушал, как копается жук в коробочке, …гримасничал перед зеркалом, как будто Петрушка из кукольного театра и… любил лошадей за такие их красивые добрые лица».
Ну как не написать о таком ребёнке! И в тысяча девятьсот пятьдесят девятом году выходит сборник «Он живой и светится…». Писателю и выдумывать ничего не приходилось. Отец в этих рассказах — это сам Виктор Юзефович, а Дениска — это… Дениска, который, повзрослев,  стал преуспевающим литератором, в котором трудно найти черты прежнего мальчишки, способного самозабвенно полюбить «девочку на шаре» и врать про «пожар во флигеле».
Драгунский записывал весёлые («Заколдованная буква», «Расскажите мне про Сингапур»), иногда — не очень («Старый мореход»), а порой и вовсе грустные монологи-размышления Дениски («Человек с голубым лицом»). Конечно, в рассказах хватало вымысла, но случаи с «куриным бульоном» или«рыцарями» вполне могли произойти.
Как уже было сказано, Драгунский сменил много занятий. Во время войны он был ополченцем. Герою «взрослой» повести «Он упал на траву» явно меньше лет, чем писателю. Но Митя Королёв чувствовал и переживал, как сам автор. Обоим довелось побывать под «хладнокровным огнём фрицев и испытать, как гибнет друг, как холодеет его "живая человеческая животинка”…»
Был Драгунский и клоуном. Рыжим! В Николае Ветрове из «Сегодня и ежедневно» тоже можно найти черты Виктора Юзефовича. Главными зрителями для циркачей всегда были дети: «Ни одного дня без работы для детей!»
И Виктор Юзефович работал для них. Алла Драгунская: он «часто выступал по радио со своими рассказами, нередко бывал в детских домах, интернатах, школах, библиотеках. Он замечательно читал свои весёлые произведения — ведь в недалёком прошлом он был актёром.
Драгунский часто получал письма от юных читателей и всегда старался ответить на них. Каждое своё послание он заканчивал девизом: "ДРУЖБА! ВЕРНОСТЬ! ЧЕСТЬ!”»

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru