rasskazy_o_pisateljakh

Живут ли коты в Чешире? Для тех, кто почему-то не был до сих пор в Англии, заметим: Чешир — одно из тамошних графств. Конечно, коты в Чешире живут, и в этом нет ничего необычного. Вся странность заключается в том, что коты данной местности от природы несколько смешливы.

«Улыбается, словно чеширский кот», — говорили англичане в средние века. А один англичанин, уже в XIX столетии, пошёл ещё дальше. Он умудрился увидеть улыбку без кота и даже заставил её парить перед маленькой девочкой с милым и таким уютным, домашним именем Алиса.

Кот без улыбки — дело вполне обычное. Но улыбка без кота… Право, это нелепость, бессмыслица и чепуха. Англичане сказали бы — «нонсенс»!

Но такая уж ли это чепуха? Самые серьёзные учёные, к которым, несомненно, причислял себя преподаватель Оксфорда преподобный Чарлз Лютвидж Доджсон, с самым серьёзным видом утверждали, что «улыбка без кота» представляет собой довольно точный портрет самой точной из наук — чистой математики. И, скорее всего, они знали, о чём говорят. Но Бог с ней, с математикой! А вот при чём тут Доджсон? И вообще — кто он такой?

Англичанин. Жил в XIX веке. Преподавал в Оксфорде, в колледже Крайст Чёрч (что значит — Дом Христа). Был «викторианским джентльменом», большим педантом, сухарём и даже занудой. И ещё слыл чудаком. При своём духовном звании диакона, без которого он вообще не смог бы преподавать в этом колледже, Доджсон страстно увлекался театром, был превосходным фотографом (специалисты даже называют его «одним из лучших фотографов» прошлого столетия) и неутомимым графоманом, то есть «человеком пишущим».

На самом деле он исписывал горы бумаги.

Это были дневники, которые он пунктуально вёл на протяжении всей жизни и которых, в конце концов, набралось целых 13 томов.

Это были письма. Причём, чтобы не захлебнуться в их поистине бурном потоке, он придумал специальный журнал с развёрнутой системой прямых и обратных отсылок. Впоследствии он даже описал эту систему в брошюре «Восемь-девять мудрых слов о том, как писать письма».

И наконец, это были его оригинальные сочинения. От вполне закономерных вроде «Формул плоской тригонометрии» (профессор математики как-никак) до несколько странных — «Соревнования по теннису: верные правила присуждения призов, с обоснованием ошибочности ныне действующих правил».

Вышедший уже в XX веке солидный библиографический указатель перечисляет «все произведения и издания, напечатанные Доджсоном с 1845 по 1898 гг.». Число их весьма внушительно — 256. И в столь обширном перечне есть две книги, которые выпадают даже из столь разнообразного и прихотливого ряда: «Приключения Алисы в Стране Чудес» (1865) и «Алиса в Зазеркалье» (1871).

Да, но при чём же здесь Доджсон? Ведь уже более столетия, и не только в Англии, где «Алиса» считается «детской книгой № 1» и цитируется при каждом удобном случае наравне с Библией и Шекспиром, но и во всём мире прекрасно знают имя её автора — Льюис Кэрролл.

Что это — ещё один нонсенс? И да, и нет. Легче всего было бы сказать, что «Льюис Кэрролл» — псевдоним достопочтенного Чарлза Лютвиджа Доджсона. Но это будет не совсем так. Даже совсем не так!

Кэрролл — это другой Доджсон, не тот, что читал лекции по математике, нагоняя смертную скуку на студентов, и считал главным трудом своей жизни книгу «Эвклид и его современные соперники». Кэрролл — это, если хотите, зеркальное отражение реального Доджсона, его второе «я», его улыбка.

Улыбка, что открыла когда-то его маленькой приятельнице Алисе Лидделл Страну Чудес. Загадочную, непонятную, ни на что не похожую Страну, где всё перевёрнуто вверх ногами, где истина свободна от здравого смысла, а логика доведена до абсурда, где мир «вывернут наизнанку» и закручен в клубок причудливых игр и странных превращений.

Вот это было настоящее «царство нонсенса» — смешной, нелепой, яркой чепухи, где Кэрролл беззаботно играл словами, понятиями и даже целыми литературными произведениями, создавая неподражаемые блестящие пародии.

Так что не Чарлз Лютвидж Доджсон, а именно Льюис Кэрролл «открыл» новый жанр сказок — «во много раз более фантастических, чем андерсеновские» (Э.А.Бекер).

Сказок, заметим, очень-очень английских. До того английских, что их перевод на другие языки долгие годы был и по сей день остаётся невероятно трудным, почти непосильным делом. И хотя Алиса давно путешествует по всему свету (в Россию она впервые заглянула в 1879 году), везде она остаётся иностранкой, интересной, яркой, привлекательной, но всё же иностранкой.

И только на родине, в старой доброй Англии, «Алису» любят намного больше других книг, давно распотрошив её на бесчисленные «фразы» и «словечки», и с благодарностью повторяют имя её создателя — Льюиса Кэрролла.

Того самого Льюиса Кэрролла, что был только улыбкой оксфордского профессора математики. Улыбкой, которая уже полтора столетия парит сама по себе, веселя детей и будоража умы солидных учёных.

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru