rasskazy_o_pisateljakh

Есть писатели, чья личная известность не идёт ни в какое сравнение с известностью их же собственных книг. И главная тому причина — весьма сдержанное отношение этих скромных людей к шуму и суете, сопровождающим всякий успех; неумение и нежелание заниматься саморекламой.

К чему это, если в библиотеках их любимые создания — книги — и без того уже зачитаны до дыр?..
Очевидно, именно таким человеком был Андрей Сергеевич Некрасов. Все знают о приключениях отважного капитана Врунгеля и его помощников Лома и Фукса — или книжку читали, или мультик видели. А вот кто об этих приключениях рассказал, большинство читателей-зрителей не вдруг и вспомнит. И даже если вспомнит, то кто этот загадочный «А.Некрасов», написал ли ещё что-нибудь?.. Тайна, покрытая мраком. Что поделаешь, не любил Андрей Сергеевич много о себе говорить. О других — да, говорил с удовольствием, хвалил всё больше, а о себе…
Ну и напрасно. Ведь о жизни «папы капитана Врунгеля» можно было бы написать настоящий приключенческий роман.
Окончив школу, он стал простым чернорабочим. Потом недолгое время работал монтёром и техником на Московской трамвайной станции. Но мог ли он усидеть на одном месте, если только и делал, что искал приключений на свою голову?
В 1926 году девятнадцатилетний Некрасов отправился в далёкий Мурманск, где поступил матросом в траловый флот. На Севере и на Дальнем Востоке он плавал на самых разных судах и рядовым матросом, и кочегаром. Да кем он только не был!.. «Я ловил треску в Баренцевом море, мыл золото на Амуре, бурил нефть на Сахалине, выстаивал трудные вахты у раскалённых топок судовой кочегарки, бил моржей в Беринговом проливе, добывал китов в Тихом океане…»
Кто-то недоверчиво скажет: вот завирает, прямо капитан Врунгель! Однако всё это чистая правда — чтобы написать книжку о кругосветном путешествии капитана Врунгеля, нужно было сначала самому объездить весь свет.
Вот разве что в домино играть он так и не научился. Другие матросы, как выпадет свободная минутка, тут же принимались «забивать козла», а Некрасов… «Отстояв вахту, я от нечего делать много читал» (любимейшей его книгой с детства были «Путешествия Марко Поло»),«и чем больше читал, тем больше хотелось мне и самому написать что-нибудь. Я завёл толстую тетрадку и стал записывать туда все интересные случаи, свидетелем или участником которых мне приходилось быть».
Очерки и рассказы из той тетрадки (а также стихи, которые он подписывал псевдонимом «Топс») начиная с 1928 года стали время от времени появляться в журналах, в том числе детских — в «Мурзилке», в «Пионере»… В 1935 году вышел целый сборник рассказов «Морские сапоги» — о моряках и рыбаках Дальнего Востока. Хороший сборник — до сих пор переиздаётся. Но, как признавался сам Андрей Сергеевич, окончательно он сменил штурманский стол на писательский только после того, как была напечатана другая его книга, — та самая…
А случилось вот как. Где-то в начале 1930-х годов работал Андрей Некрасов в дальневосточном китобойном тресте, директором которого был Андрей Васильевич Вронский, страстно желавший совершить кругосветное плавание. Мечты эти по множеству причин так и остались мечтами. Зато рассказчиком Вронский был просто замечательным и о своей неосуществлённой кругосветке сочинял дивные небылицы. «Он говорил неторопливо, голосом и жестами подчёркивая мнимую значительность сказанного. Свою речь, украшенную множеством остро подмеченных подробностей, он к месту и не к месту пересыпал морскими терминами, часто повторял: «Да-с», «Вот-так», а к слушателям обращался не иначе, как «молодой человек»… Он как бы превращался в добродушного старого капитана, в своих рассказах о былых походах невольно переступавшего границы правды…»
Однажды Некрасов пересказал несколько баек Вронского своему хорошему знакомому Борису  Житкову, с которым работал тогда над одной совместной книгой, а тот ему и предложил: «…написали бы вы небольшую повестушку о капитане, который рассказывает о своих походах и не может удержаться, чтобы не приврать».
Некрасов призадумался. Возникла нехитрая логическая цепочка: Вронский — барон Мюнхгаузен — барон Врангель — капитан Врунгель. Вот так и родился на свет небезызвестный капитан дальнего плавания по имени Христофор Бонифатьевич. Кстати, у спутников его, Лома и Фукса, тоже были свои прототипы.
При работе над рукописью будущей книжки в ход пошли и россказни Вронского, и смешные случаи из дневников самого Некрасова, и разные небылицы, «которыми моряки развлекают друзей в свободное от вахты время», и забавные истории из детства (например, о прогулочном пароходике «Дарьяль», у которого от кормовой доски отвалились две буквы, и он превратился в «Дарью» — точно так же и яхта капитана Врунгеля из «Победы» стала «Бедой»).
И вот, наконец, в 1937 году повесть напечатали в «Пионере» в виде картинок с подписями или, как сейчас бы сказали, в виде комикса. Правда, ради первой публикации текст пришлось изрядно сократить, но впоследствии Некрасов ничуть не жалел об этом, так как сотрудничество с замечательным художником Константином Ротовым, о котором он всякий раз  вспоминал с благодарностью, дало ему очень многое. К примеру, в эпизоде, когда находчивый Христофор Бонифатьевич при полном штиле решил воспользоваться (для ускорения хода) бутылками с содовой, придав яхте реактивность, такая деталь как подбитые пробками чайки была подсказана автору весёлым и наблюдательным художником.
Два года спустя книга вышла отдельным изданием. Появились первые отклики. Восторженную  рецензию на «Врунгеля» опубликовал Лев Кассиль — большое ему спасибо! Не очень грамотные, но искренние и трогательные письма без конца присылали в редакцию журнала «Пионер» простые читатели. Впрочем, находились и такие скучные взрослые, которые предрекали повести скорое забвение и называли её вредоносной. Что это за герои, какой пример подают они нашим детям! Сам Христофор Бонифатьевич — враль, каких мало, да к тому же не выпускает изо рта трубку. Лом неравнодушен к спиртному — помните историю, как яхта «Беда» сбилась с курса и чуть не вернулась обратно из-за слишком чуткого к рому носа старшего помощника капитана? Про Фукса и говорить нечего — карточный шулер! Ну и команда подобралась.
К счастью, время всё расставило по местам.
Теперь своей славой капитан Врунгель соперничает со знаменитым бароном Мюнхгаузеном, а небольшая книжка Андрея Некрасова (которая, увы, так быстро кончается!) переиздаётся по нескольку раз в год. Её читают и в других странах: чехи знают Врунгеля как капитана Жванилкина, поляки — капитана Залганова, немцы — капитана Флюнкериха.
…Помимо своей главной книги, Некрасов сочинил ещё множество рассказов, очерков, статей, заметок (в основном, научно-популярных) — по технике, океанографии, авиации, электричеству, истории корабельного дела. До последних дней он путешествовал, был членом редколлегий журнала «Пионер» и литературно-художественного альманаха «Океан».
Книги его выходили частенько (как правило, это были тоненькие иллюстрированные книжечки издательства «Малыш»), однако названия большинства из них мало что скажут даже самому искушённому книгочею. Почему-то они, за некоторым исключением, не удержались на плаву, потонули в бездонном литературном море. И только маленькая яхта «Беда» под водительством неунывающего капитана Врунгеля по-прежнему уверенно продолжает плавание.
Семь футов под килем, Христофор Бонифатьевич!

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru