rasskazy_o_pisateljakh

Даша никогда ещё не видела такого цветка — ни в поле, ни в лесу, ни в книге на картинке, ни в ботаническом саду, нигде. Она села на землю возле цветка и спросила его:
— Отчего ты такой?

— Не знаю, — ответил цветок.
— А отчего ты на других непохожий?
<…>
— Оттого, что мне трудно…

А.Платонов. Неизвестный цветок

В семье Платона Фирсовича Климентова — слесаря железнодорожных мастерских — Андрей был старшим из одиннадцати детей. После учёбы в епархиальной и городской школе, четырнадцатилетним юношей он начал работать — рассыльным, литейщиком, помощником машиниста на паровозе, во время гражданской войны — на бронепоезде. «…Кроме поля, деревни, матери и колокольного звона, я любил ещё (и чем больше живу, тем больше люблю) паровозы, машину, ноющий гудок и потную работу»(Автобиографическое письмо). «Философом-рабочим» или «поэтом-рабочим» называли в Воронеже Андрея Платонова — под такой фамилией он публиковал в местных газетах стихи и философские этюды: например, «Слышные шаги. Революция и математика». В 1921 году вышла его брошюра «Электрификация. Общие понятия», а в 1922-м — книга стихов «Голубая глубина».
Он был электротехником и мелиоратором, строил гидроэлектростанцию на Дону, очищал реки Черная Калитва и Тихая Сосна, изобрёл «опытный газовый тепловоз» и «электрический самолёт, питающийся от линии дальних электропередач», разработал проект «полуметро». В отношении преобразований земли и человечества ему были близки идеи А.А.Богданова, К.А.Тимирязева, Н.Ф.Фёдорова, К.Э.Циолковского. Впрочем, он говорил: «Я люблю больше мудрость, чем философию, и больше знание, чем науку».
В 1927 году Платонов получил от Наркомата земледелия назначение в Тамбов заведующим губернским отделом мелиорации.«Скитаясь по захолустьям, я увидел такие грустные вещи, что не верил, что где-то существует роскошная Москва, искусство и проза». В Тамбове он почти одновременно писал фантастическую повесть «Эфирный тракт», историческую повесть «Епифанские шлюзы», сатиру «Город Градов» и роман «Чевенгур» («Строители страны»).
В русской литературе появился совершенно своеобразный писатель. До сих пор и читатели, и исследователи зачастую недоумевают: наивна или изысканна его манера письма? По рассуждению самого Платонова, «писатель — это жертва и экспериментатор в одном лице. Но не нарочно это делается, а само собой так получается».
Очень скоро, в особенности после выхода из печати рассказа «Усомнившийся Макар» и бедняцкой хроники «Впрок», неистовые ревнители идеологической чистоты объявили произведения Платонова двусмысленными, мелкобуржуазными и вредными.
В тридцатые годы, в Москве, Платонов работает много, а печатается редко. «Чевенгур», повести «Котлован» и «Ювенильное море», пьеса «14 Красных избушек», роман «Счастливая Москва» будут опубликованы спустя десятилетия после смерти автора.
«…Могу ли я быть советским писателем, или это объективно невозможно?» — спрашивал Платонов у М.Горького в 1933 году. Однако перед Первым съездом советских писателей он был включён в так называемую писательскую бригаду, направлявшуюся в Среднюю Азию, а также — как мелиоратор — в отряд Туркменской комплексной экспедиции Академии наук СССР.

«Я ездил далеко в пустыню, где идёт вечный песчаный ураган».
«…Там нет ничего, кроме редких мутных колодцев, гадов-рептилий, неба и порожнего песка…»
«Развалины (стены) глиняные, но страшно прочные. Вся Азия ведь глиняная, бедная и пустая».
«Пустыня под звёздами произвела на меня огромное впечатление. Я кое-что понял, чего раньше не понимал».

(Из писем к жене Марии Александровне)

Эта поездка дала Платонову замысел рассказа «Такыр» и повести «Джан», но только «Такыр» удалось опубликовать сразу.
Сборник рассказов «Река Потудань» (1937) вызвал волну оголтелой критики. Платонову ставили в вину «юродские выступления» и «религиозное душеустройство». В мае 1938 года по ужасающему навету был арестован пятнадцатилетний сын писателя — Платон. Благодаря заступничеству М.Шолохова, мальчика освободили из лагеря, но вскоре он умер. «…Я сделал здесь на войне столь важные выводы из его смерти, о которых ты узнаешь позже, и это тебя немного утешит в твоём горе», — писал Платонов жене с фронта.
Он добился своего назначения военным корреспондентом в действующую армию. Д.Ортенберг вспоминает: «Скромная и внешне неприметная фигура Платонова, наверно, не соответствовала читательскому представлению об облике писателя. Солдаты при нём не чувствовали себя стеснёнными и свободно говорили на свои солдатские темы». Военные рассказы Платонова печатали газеты и журналы «Знамя», «Красная звезда», «Красноармеец», «Краснофлотец». Три сборника этих рассказов вышли в Москве. Официальная критика расценила их как «литературные выкрутасы». На фронте Платонов был контужен и заболел туберкулёзом; демобилизовался в феврале 1946 года.
Он много, особенно в конце жизни, писал для детей и о детях: пересказы башкирских и русских народных сказок (опубликованы при содействии М.Шолохова), несколько пьес для детского театра («Избушка бабушки», «Добрый Тит», «Неродная дочь», «Ученик Лицея» — юные зрители их так и не увидели), сборники рассказов «Июльская гроза» и «Вся жизнь» (первая книга издана в 1939 году, вторая оказалась под запретом). В своём творчестве Платонов всегда относился с пристальным интересом к детству, к старости, к нищете и другим крайностям существования, потому что давно знал и помнил: люди вблизи небытия понимают такие смыслы жизни, которые в суете им недоступны. А в душе человека, говорил он, находятся пространства ещё большие, чем в межзвёздных пустынях.

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru