rasskazy_o_pisateljakh

Однажды Юра Сотник, ученик четвёртого класса, сочинил рассказ о котёнке, который жил в их коммунальной квартире. Рассказ занял первое место на школьном конкурсе и был даже прочитан с эстрады. Узнав о таком сногсшибательном успехе, юный автор спросил у мамы:


— А можно жить так, чтобы нигде не работать, а только писать рассказы?
Мама объяснила, что такое писатель, и эта специальность, как вспоминал впоследствии Сотник, ему очень понравилась. «Дело в том, что рассказик дался мне без малейшего труда, а бить баклуши я очень любил, поэтому быстро смекнул, что профессия писателя как раз по мне».
Литературу в школе, где учился Юра, преподавал замечательный педагог Иван Иванович Зеленцов. Вместо того чтобы «вскрывать классовую сущность литературных героев», как настоятельно требовали время и школьная программа, он рассказывал детям о психологии человека, о деталях, с помощью которых можно создать характер или оживить целую картину.
Вооружённый такими знаниями, Юра после окончания школы приступил к «литературной деятельности». Дело в том, что у него, «сына кустаря-одиночки» (мама зарабатывала на жизнь шитьём), не принимали документы в техникум. Молодой человек воспринял отказ как перст судьбы и прочно засел за письменный стол. Не особенно напрягаясь, Юра сочинил свой первый рассказ «Васька-клоп», где «в лучших традициях эпохи» были и злодей поп, и мерзавец кулак, и героический колхозный активист. К немалому удивлению самого автора, «шедевр» мгновенно опубликовали в газете «Безбожник».
С тех пор Юра «стал печь рассказы как блины», не останавливаясь и не задумываясь, по одной-единственной схеме. Подающий надежды автор решил, что особенно сильно действует на читателя гибель героя. Поэтому и поставил себе задачу — к концу рассказа обязательно кого-нибудь отравить или заставить повеситься. Однако столь оригинальная находка не была по достоинству оценена издателями, и «удача с «Васькой-клопом» больше не повторялась».
Тогда, чтобы заработать, Юрий Сотник стал писать маленькие очерки для детских газет и журналов. А потом вдруг решил «накапливать биографию». Будучи уже взрослым (не двенадцать, а девятнадцать лет всё-таки) проехал под вагоном от Москвы до Ленинграда. Затем отправился на Кольский полуостров, где с бригадой молодых актёров кочевал от становища к становищу. А через год, начитавшись Джека Лондона, решил сделаться старателем на приисках восточной Сибири. «Вернулся из «белого безмолвия» с цингой, с обмороженной физиономией», сотрясением мозга и вшами.
После Сибири нашёл работу в фотолаборатории, потом стал секретарём многотиражной газеты. Однако рассказы писал по-прежнему быстро и на не связанные с пережитым сюжеты.
Как признавался сам Юрий Сотник, переворот произошёл буквально за вечер. Однажды один из друзей семьи прочитал вслух пьесу Бабеля «Закат». И молодой человек «уразумел, наконец, что такое характер, что такое атмосфера действия, что такое ритм и какое значение для всего этого имеет настоящий диалог».
А ещё Юрий Сотник понял, что много лет лишь играл в писателя, и теперь надо приниматься за дело.
Свой следующий рассказ юный автор сочинял уже вдумчиво и очень-очень медленно. Правда, расстаться с любезной сердцу концовкой так и не смог, не отказал себе в удовольствии включить в повествование «трагический мотив в лице умирающей от туберкулёза девушки»! И хотя получившийся рассказ сильно напоминал творения Джека Лондона, его напечатали в альманахе «Звено».
А однажды кто-то посоветовал Юрию написать о том, как он в детстве мечтал построить подводную лодку. Сотник вспомнил, что имел по физике твёрдый «неуд», и в красках представил себе, чем могла закончиться эта история.
Так появился на свет «"Архимед” Вовки Грушина» и вместе с ним — известный писатель Сотник. Потому что Юрий Вячеславович вдруг понял, что сочинять смешные рассказы гораздо интереснее, чем вымучивать из себя смерть очередного героя.
«"Архимед” Вовки Грушина» был опубликован в 1939 году в журнале «Пионер». А через восемь лет у писателя вышла первая книга. Называлась она так же, как один из её рассказов, — «"Архимед” Вовки Грушина». Её героями были те самые мальчишки и девчонки, которым во все времена не сидится на месте и хочется настоящих открытий, путешествий и приключений.
Теперь Юрий Сотник писал очень медленно, помногу раз переделывая свои сочинения. Зато герои у него получались совсем живые, будто не из книжки вовсе, а из соседнего двора или подъезда. Недаром читатели просили Сотника дать домашний адрес Вовки Грушина, Машки Самбо и Занозы. И, между прочим, были не так уж неправы. Потому что Юрий Сотник наделял  своих героев манерами и чёрточками характера тех мальчишек и девчонок, с которыми дружил. Вот как обо всём этом рассказывал сам писатель:
«Скажем, недавно я познакомился с мальчиком, который не переставая говорил о ракетах, при этом солидно покашливал и крутил от волнения пуговицу на своей курточке. Или видел девочку, которая через каждые пять минут причёсывала свою чёлку и смотрелась в зеркальце. Я всё это запомнил.
А потом я начинаю писать книжку о фантастических приключениях мальчика и девочки. И, чтобы хорошо представить этих ребят, я пишу, как мальчик крутит пуговицу, а девочка постоянно смотрится в зеркальце. И они оживают, становятся похожими на ваших сверстников…»
Думал ли тогда писатель Юрий Сотник, что его герои будут так же похожи на мальчишек и девчонок других поколений?

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru