rasskazy_o_pisateljakh

Что это — отрывок из декларации прав человека?
Нет! Это весёлые детские стихи.
Стихи? Весёлые? Детские?

Да! И написаны они для самых-самых маленьких — даже ещё не читателей, а слушателей, тех самых, которым «от 2 до 5». Во всяком случае, автор был уверен, что пишет именно для них. И эту уверенность разделяли с ним миллионы детей сначала в США, Канаде, Англии, Австралии, словом, там, где говорят по-английски, а потом и в других странах. Иначе и быть не могло, ведь в стихах этого замечательного Доктора есть всё, что полезно растущему детскому организму: простота, лёгкость, яркость, звучность, озорство. А герои! Какие замечательные герои! Например, Слон Хортон. Добрый, великодушный, бесстрашный, верный. Он всегда приходит на выручку маленьким и слабым. Это Хортон несколько месяцев подряд высиживал яйцо вместо легкомысленной мамаши птички Мейзи, терпеливо дожидаясь появления птенца. Это Хортон спас от неминуемой гибели целый город, который, правда, помещался в крохотной пушинке. Но в размерах ли дело? Помните? «Пусть личность не больше, чем глаз муравья…»Эти строчки именно оттуда — из сказки «Слон Хортон слышит кого-то».
Кстати, русские читатели впервые «услышали» их в середине 1960-х годов. Тогда же они познакомились ещё с одним героем Д-ра Сьюза — черепашьим королём Ертелем-Тертелем. И хотя у писателя есть десятки других не менее ярких персонажей, узнать их достаточно проблематично. Надо или терпеливо ждать перевода, или самому прилежно учить английский язык. Зато их автора мы можем представить вам незамедлительно.
Доктор Сьюз — псевдоним. Его придумал себе Теодор Сьюз Гейзел. Ну, не совсем, конечно, придумал. Сьюз — девичья фамилия его матери. А вот «доктором» он объявил себя сам. То есть он должен был стать доктором. Но не тем, который приходит к больным и выписывает горькие лекарства, а доктором литературы (есть такая учёная степень). Ведь именно за этим после окончания Дартмурского колледжа юный Теодор Сьюз Гейзел отправился в самый знаменитый университет Англии — Оксфорд. Там-то он и намеревался получить докторскую степень по английской литературе. Но не получил. Через год он вернулся домой — в США.
До появления псевдонима было ещё очень далеко. Да и детским писателем Теодор Гейзел становиться тогда не собирался. Оставив мысли об академической карьере, молодой человек решил посвятить себя живописи. Точнее, рисованию.
Ещё учась в колледже, он издавал рукописный юмористический журнал, на страницах которого впервые появились забавные, ни на кого не похожие люди, звери и всякие другие затейливые создания, рождённые фантазией и карандашом Гейзела.
Так что, бросив университет, он вернулся к прежнему своему увлечению. И вскоре на щитах объявлений, на движущейся рекламе, на вывесках магазинов, на страницах журналов и ещё Бог знает на чём стали появляться смешные, подвижные рисунки удачливого художника. Именно — удачливого, ведь, несмотря на суровую критику взыскательных знатоков, необычные создания Гейзела очень нравились публике.
Но самому ему чего-то не хватало. В поисках этого «чего-то» он объездил многие страны Европы, Азии, Африки, Америки. Сменил несколько профессий. Занимался археологией, увлекался скульптурой, «придумывал детские игрушки — необычные, похожие на его рисунки» (Б.Бегак), работал в Голливуде мультипликатором и режиссёром документального кино. Да, ещё сочинил два романа, о которых потом вспоминал с отвращением.
Но вот в 1937 году было напечатано небольшое стихотворение некоего Доктора Сьюза «О том, что я видел на Мальбери Стрит» (Борис Бегак перевёл это название так: «На Тутовой улице я видел это сам»). Между прочим, двадцать семь издательств наотрез отказались публиковать творение начинающего автора. Лишь двадцать восьмое — «Рэндом Хаус» — рискнуло и… впоследствии напечатало ещё десятки книг весёлого доктора, каждая из которых сразу же становилась бестселлером. Со временем при издательстве организовали даже специальный отдел «начального чтения», где создавались книги для тех, кто учится читать. Эти книжки можно было бы назвать учебниками родной (в смысле, английской) речи. И какими учебниками! Из самых простых односложных слов Доктор Сьюз умудрялся создавать «стихотворные шедевры». Так определил их Корней Иванович Чуковский.
Ну, а что же «начинающие читатели»? Они с восторгом глотали «зелёную яичницу», самозабвенно играли с Котом в колпаке, до изнеможения бегали на «королевских ходулях» и занимались множеством других не менее интересных дел. И писали. Писали любимому автору письма (в год — не меньше трёх тонн!) чаще всего с двумя просьбами. Во-первых, продолжить полюбившиеся развлечения, на что Доктор Сьюз соглашался весьма охотно. А во-вторых, увидеть его воочию, на что он почти никогда не соглашался.
Говорят, Теодор Сьюз Гейзел был (особенно под конец жизни) человеком застенчивым и нелюдимым. И больше всего на свете ценил уединение, живя затворником в просторном светлом доме с видом на пруд и суровой надписью на воротах для особо любопытных: «Берегись кота!»
И в заключение. Доктором Теодор Сьюз Гейзел всё-таки стал не в шутку, а всерьёз. В середине 1950-х годов Дартмурский колледж присвоил бывшему своему питомцу почётную степень доктора гуманитарных наук.

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru