rasskazy_o_pisateljakh

Толкин — фамилия саксонская и происходит от немецкого "tollkühn", что значит "безрассудный смельчак". Он и был безрассудным смельчаком: как иначе назвать человека, замыслившего невозможное — создать "мифологию для Англии", нечто подобное карело-финскому эпосу "Калевала",

а в результате (маленькая разница) создавшего мифологию двадцатого столетия.
"По вкусам, способностям и воспитанию" Толкин был истинным англичанином, хотя родился не в Англии, а в южноафриканском городке Блумфонтейн, столице независимой Оранжевой республики. Годы, проведенные вдали от берегов туманного Альбиона, запомнились ему весьма смутно: в 1895-м Джона и его младшего брата Хилари мать увезла домой, в родную деревушку Кингс-Хит, что неподалеку от Бирмингема — африканский климат оказался слишком вреден для здоровья мальчиков.
Своего отца, Артура Ройла Толкина, Джон почти не помнил — тот остался в Южной Африке, чтобы поправить банковские дела, неожиданно там заболел и год спустя умер. Мейбл Толкин пережила мужа всего лишь на восемь лет.
Однако, рано потеряв родителей, Джон вовсе не был сломлен. Возможно, потому, что уже в то время он был всецело поглощен литературой и изучением языков. Еще вместе с матерью ему довелось заниматься латинским и немецким. Ну, а читать он любил всегда! Правда, его литературные интересы были довольно своеобразными: "Я не испытывал желания видеть сны, как Алиса, — вспоминал он в эссе "О волшебных сказках", — и переживать такие же приключения, так что рассказ о них меня только забавлял. Почти не было у меня и желания искать клады и драться с пиратами, поэтому "Остров сокровищ" я прочитал совершенно равнодушно. С индейцами дело обстояло лучше: в рассказах о них были луки и стрелы <...>, и странные языки, древние обычаи и, главное, леса. Но куда лучше была страна Мерлина и Артура, а лучше всех стран — неведомый Север победителя драконов Сигурда из рода Вельсунгов. Попасть в такую страну я желал больше всего на свете". Можно добавить, что, обожая сказки, Толкин так и не принял... Ханса Кристиана Андерсена. Его кумирами были замечательные шотландцы — Джордж Макдональд и Эндрю Лэнг, авторы и составители множества сборников волшебных сказок.
С неменьшим увлечением Толкин открывал для себя другие языки. Ко времени поступления в Оксфордский  университет он хорошо знал латынь и греческий, вполне прилично — французский и немецкий. Но с особым рвением он стремился постичь языки древних — валлийский, готский, древнеанглийский, древненорвежский. Учась в школе, Джон был просто очарован звучанием "Кентерберийских рассказов", которые преподаватель литературы прочитал классу на староанглийском, языке Чосера.
В общем, проблем с выбором дальнейшего пути у Толкина не было — конечно же, лингвистика, конечно же, история средневековой английской литературы! Этим он и занимался в Оксфорде, который окончил с отличием в 1914 году.
А чуть раньше встретил девушку Эдит Брэтт — она и стала его единственной любовью, "его Лучиэнь", которой он предложил руку и сердце.

"Лишь миг помедлила она, —
И тысячью незримых пут
Дала любви себя связать,
Судьбой побеждена.

<...>

Катили вал Моря Разлук, —
Но там, у неземных излук,
Где не метет пурга,
Дано им было мрак стряхнуть
И с песнею пуститься в путь,
Не разнимая рук".

 

 

Ненадолго они и в самом деле были разлучены: Толкин участвовал в первой мировой войне — во Франции, в составе батальона Ланкаширских Стрелков. Именно тогда, очутившись в госпитале, он начал работу над "Книгой Утраченных Сказаний", легшей в основу "Сильмариллиона".
Это был поворотный момент в его судьбе.
Произошло Сотворение Мира!
Разумеется, до всеобщего признания Творца было еще далеко. Сначала была благополучная карьера филолога: работа по составлению Оксфордского словаря английского языка, монографии о Дж.Чосере, древнем англосаксонском эпосе "Беовульф", комментарии ко множеству научных изданий — профессором английской филологии Толкин стал в 32 года.
И вдруг...
"Взяв чистый лист бумаги, я написал своим неподражаемым почерком одну-единственную фразу: "В норе под горой жил-был хоббит". Случилось это в начале тридцатых годов. Кто такой хоббит, почему он "жил-был" в норе, не знал, вероятно, и сам автор. Но, как он признавался позднее, "имена всегда тянут для меня за собой целые истории". Так мало-помалу возникло сказочное повествование, озаглавленное "Хоббит, или Туда и Обратно". Толкин словно бы слегка приоткрыл дверь в Волшебную Страну (впоследствии он назвал ее Средьземелье), населенную странными существами: добродушными хоббитами, благородными гномами, прекрасными эльфами, зловредными гоблинами, страшными драконами, могущественными волшебниками...
Первыми читателями, а, точнее, слушателями "Хоббита" стали сыновья писателя Джон, Майкл и Кристофер, которым он пересказывал его "вечерами, после чая". Затем, уже готовую рукопись Толкин показал Клайву С. Льюису, создателю знаменитой "Нарнии" и своему другу и единомышленнику, участнику легендарного ныне Оксфордского кружка "Инклингов", объединившего "натур возвышенных и романтичных, не чуждых фантазии и обладавших чувством юмора" (Вл.Гаков). А с 1937 года заглянуть на денек в Средьземелье мог любой желающий, кто читал по-английски: вышла книга, вмиг обретшая популярность у детей и взрослых.
Но для Толкина это была лишь первая проба сил. Мир, возникший в воображении писателя, ширился, разрастался и не давал покоя своему создателю. Долгие годы напряженной работы за пишущей машинкой (медленно, двумя пальцами) принесли свои результаты — родился величественный эпос, получивший название "Властелин Колец" (1954-55), история зловещего Кольца Всевластья. Таким образом, из незатейливой детской сказки выросла одна из самых грандиозных книг нашего века, состоящая из шести частей в трех томах и "Приложений", общим объемом свыше полутора тысяч страниц. Вымышленная страна профессора Толкина обрела здесь свою историю, насчитывающую более шести с половиной тысячелетий, географию, календарь, языки (в "Приложениях" Толкин с обстоятельностью филолога рассуждает о письменности народов, населяющих Средьземелье, и даже приводит их алфавиты!). Вот только не стоит думать, что "Властелин Колец" — сухой научный труд, рассчитанный на высоколобых специалистов. Вовсе нет! "Это — рассказ о подвигах и приключениях, о добре и зле, битвах и опустошениях, о домашнем уюте и простых радостях" (Р.Анвин). Это — увлекательнейшая книга для всех, и каждый волен толковать ее по своему разумению.
Она имела небывалый успех, достигший своего апогея в 60-е годы, когда "волшебное слово "прогресс", — как писал Питер С. Бигль в предисловии к одному из изданий трилогии, — утратило былую святость, а "бегство от действительности" перестало казаться смешной чепухой". Но справедливо сказано, что "чтение Толкина — это не просто "бегство от действительности" все равно куда; это способ взглянуть другими глазами на окружающий мир, увидеть в нем забытую красоту, сокровенную святость, глубинное благородство и отделить настоящее от поддельного" (М.Каменкович, В.Каррик).
Благодаря трилогии, писатель на склоне лет достиг славы и богатства. Его главная книга вызвала множество подражаний, породила настоящий "культ Толкина" во многих странах мира, что и позволило говорить о нем, как о создателе мифологии двадцатого столетия.
В последние годы жизни он работал над "Сильмариллионом" — историей Средьземелья с древнейших времен, но закончить ее не успел. Книга была подготовлена к печати сыном Толкина Кристофером и увидела свет в 1977 году.
Что же касается "Властелина Колец", то ему, вероятно, уготована судьба "вечного бестселлера". До сих пор трилогия прочно удерживает пятое место в рейтинге самых читаемых книг мира.
Иначе и быть не может!
Ведь "мифы и сказки никогда не утратят своего значения, ибо они повествуют не только о том, что случилось когда-то, однажды, но и о том, что происходит каждый раз и во все времена" (Т.О.Брингсверд).

Толкин — фамилия саксонская и происходит от немецкого "tollkühn", что значит "безрассудный смельчак". Он и был безрассудным смельчаком: как иначе назвать человека, замыслившего невозможное — создать "мифологию для Англии", нечто подобное карело-финскому эпосу "Калевала", а в результате (маленькая разница) создавшего мифологию двадцатого столетия.
"По вкусам, способностям и воспитанию" Толкин был истинным англичанином, хотя родился не в Англии, а в южноафриканском городке Блумфонтейн, столице независимой Оранжевой республики. Годы, проведенные вдали от берегов туманного Альбиона, запомнились ему весьма смутно: в 1895-м Джона и его младшего брата Хилари мать увезла домой, в родную деревушку Кингс-Хит, что неподалеку от Бирмингема — африканский климат оказался слишком вреден для здоровья мальчиков.
Своего отца, Артура Ройла Толкина, Джон почти не помнил — тот остался в Южной Африке, чтобы поправить банковские дела, неожиданно там заболел и год спустя умер. Мейбл Толкин пережила мужа всего лишь на восемь лет.
Однако, рано потеряв родителей, Джон вовсе не был сломлен. Возможно, потому, что уже в то время он был всецело поглощен литературой и изучением языков. Еще вместе с матерью ему довелось заниматься латинским и немецким. Ну, а читать он любил всегда! Правда, его литературные интересы были довольно своеобразными: "Я не испытывал желания видеть сны, как Алиса, — вспоминал он в эссе "О волшебных сказках", — и переживать такие же приключения, так что рассказ о них меня только забавлял. Почти не было у меня и желания искать клады и драться с пиратами, поэтому "Остров сокровищ" я прочитал совершенно равнодушно. С индейцами дело обстояло лучше: в рассказах о них были луки и стрелы <...>, и странные языки, древние обычаи и, главное, леса. Но куда лучше была страна Мерлина и Артура, а лучше всех стран — неведомый Север победителя драконов Сигурда из рода Вельсунгов. Попасть в такую страну я желал больше всего на свете". Можно добавить, что, обожая сказки, Толкин так и не принял... Ханса Кристиана Андерсена. Его кумирами были замечательные шотландцы — Джордж Макдональд и Эндрю Лэнг, авторы и составители множества сборников волшебных сказок.
С неменьшим увлечением Толкин открывал для себя другие языки. Ко времени поступления в Оксфордский  университет он хорошо знал латынь и греческий, вполне прилично — французский и немецкий. Но с особым рвением он стремился постичь языки древних — валлийский, готский, древнеанглийский, древненорвежский. Учась в школе, Джон был просто очарован звучанием "Кентерберийских рассказов", которые преподаватель литературы прочитал классу на староанглийском, языке Чосера.
В общем, проблем с выбором дальнейшего пути у Толкина не было — конечно же, лингвистика, конечно же, история средневековой английской литературы! Этим он и занимался в Оксфорде, который окончил с отличием в 1914 году.
А чуть раньше встретил девушку Эдит Брэтт — она и стала его единственной любовью, "его Лучиэнь", которой он предложил руку и сердце.
"Лишь миг помедлила она, —
И тысячью незримых пут
Дала любви себя связать,
Судьбой побеждена.

<...>

Катили вал Моря Разлук, —
Но там, у неземных излук,
Где не метет пурга,
Дано им было мрак стряхнуть
И с песнею пуститься в путь,
Не разнимая рук".

 

 

 

Ненадолго они и в самом деле были разлучены: Толкин участвовал в первой мировой войне — во Франции, в составе батальона Ланкаширских Стрелков. Именно тогда, очутившись в госпитале, он начал работу над "Книгой Утраченных Сказаний", легшей в основу "Сильмариллиона".
Это был поворотный момент в его судьбе.
Произошло Сотворение Мира!
Разумеется, до всеобщего признания Творца было еще далеко. Сначала была благополучная карьера филолога: работа по составлению Оксфордского словаря английского языка, монографии о Дж.Чосере, древнем англосаксонском эпосе "Беовульф", комментарии ко множеству научных изданий — профессором английской филологии Толкин стал в 32 года.
И вдруг...
"Взяв чистый лист бумаги, я написал своим неподражаемым почерком одну-единственную фразу: "В норе под горой жил-был хоббит". Случилось это в начале тридцатых годов. Кто такой хоббит, почему он "жил-был" в норе, не знал, вероятно, и сам автор. Но, как он признавался позднее, "имена всегда тянут для меня за собой целые истории". Так мало-помалу возникло сказочное повествование, озаглавленное "Хоббит, или Туда и Обратно". Толкин словно бы слегка приоткрыл дверь в Волшебную Страну (впоследствии он назвал ее Средьземелье), населенную странными существами: добродушными хоббитами, благородными гномами, прекрасными эльфами, зловредными гоблинами, страшными драконами, могущественными волшебниками...
Первыми читателями, а, точнее, слушателями "Хоббита" стали сыновья писателя Джон, Майкл и Кристофер, которым он пересказывал его "вечерами, после чая". Затем, уже готовую рукопись Толкин показал Клайву С. Льюису, создателю знаменитой "Нарнии" и своему другу и единомышленнику, участнику легендарного ныне Оксфордского кружка "Инклингов", объединившего "натур возвышенных и романтичных, не чуждых фантазии и обладавших чувством юмора" (Вл.Гаков). А с 1937 года заглянуть на денек в Средьземелье мог любой желающий, кто читал по-английски: вышла книга, вмиг обретшая популярность у детей и взрослых.
Но для Толкина это была лишь первая проба сил. Мир, возникший в воображении писателя, ширился, разрастался и не давал покоя своему создателю. Долгие годы напряженной работы за пишущей машинкой (медленно, двумя пальцами) принесли свои результаты — родился величественный эпос, получивший название "Властелин Колец" (1954-55), история зловещего Кольца Всевластья. Таким образом, из незатейливой детской сказки выросла одна из самых грандиозных книг нашего века, состоящая из шести частей в трех томах и "Приложений", общим объемом свыше полутора тысяч страниц. Вымышленная страна профессора Толкина обрела здесь свою историю, насчитывающую более шести с половиной тысячелетий, географию, календарь, языки (в "Приложениях" Толкин с обстоятельностью филолога рассуждает о письменности народов, населяющих Средьземелье, и даже приводит их алфавиты!). Вот только не стоит думать, что "Властелин Колец" — сухой научный труд, рассчитанный на высоколобых специалистов. Вовсе нет! "Это — рассказ о подвигах и приключениях, о добре и зле, битвах и опустошениях, о домашнем уюте и простых радостях" (Р.Анвин). Это — увлекательнейшая книга для всех, и каждый волен толковать ее по своему разумению.
Она имела небывалый успех, достигший своего апогея в 60-е годы, когда "волшебное слово "прогресс", — как писал Питер С. Бигль в предисловии к одному из изданий трилогии, — утратило былую святость, а "бегство от действительности" перестало казаться смешной чепухой". Но справедливо сказано, что "чтение Толкина — это не просто "бегство от действительности" все равно куда; это способ взглянуть другими глазами на окружающий мир, увидеть в нем забытую красоту, сокровенную святость, глубинное благородство и отделить настоящее от поддельного" (М.Каменкович, В.Каррик).
Благодаря трилогии, писатель на склоне лет достиг славы и богатства. Его главная книга вызвала множество подражаний, породила настоящий "культ Толкина" во многих странах мира, что и позволило говорить о нем, как о создателе мифологии двадцатого столетия.
В последние годы жизни он работал над "Сильмариллионом" — историей Средьземелья с древнейших времен, но закончить ее не успел. Книга была подготовлена к печати сыном Толкина Кристофером и увидела свет в 1977 году.
Что же касается "Властелина Колец", то ему, вероятно, уготована судьба "вечного бестселлера". До сих пор трилогия прочно удерживает пятое место в рейтинге самых читаемых книг мира.
Иначе и быть не может!
Ведь "мифы и сказки никогда не утратят своего значения, ибо они повествуют не только о том, что случилось когда-то, однажды, но и о том, что происходит каждый раз и во все времена" (Т.О.Брингсверд).

© 2021 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru