Чрезвычайно ценную информацию об особенностях сферы общения дают упоминавшиеся в предыдущем разделе «большие» проективные методики, но, как уже отмечалось, они весьма сложны в проведении и интерпретации. Существуют значительно более портативные методики для направленной диагностики сферы общения. В частности, для этих целей удобны тесты «Рисунок семьи», «Семья животных» и «Два дома».

А. Рисунок семьи

Методика «Рисунок семьи» предложена Халсом и Хэррисом для выявления особенностей семейных взаимоотношений (в восприятии ребенка). Методика проводится так же, как и другие рисуночные тесты. Для нее нужны лист бумаги (который кладется перед ребенком горизонтально), простой карандаш и резинка.

Инструкция. «Нарисуй на этом листе всю свою семью». Если ребенок спрашивает, кого именно надо рисовать, а кого нет (например, «А бабушку рисовать?»), то проверяющий отвечает: «Я не знаю, кто входит в твою семью. Ты знаешь это лучше меня».

Интерпретация результатов

При анализе оцениваются размер фигур, особенности их расположения на рисунке, последовательность изображения, поза, выражение лиц, детализированность рисунков. Сопоставляется состав нарисованной и реальной семьи ребенка.

Показателями благоприятной семейной ситуации служат: изображение всех членов семьи, общая деятельность членов семьи или контакт между ними (соприкасающиеся руки), адекватные соотношения между ними по величине (ребенок меньше родителей, но различие не слишком велико).

Размер фигур. Если все фигуры изображены очень маленькими или очень большими, то это интерпретируется так же, как и в рисунке человека. Резко увеличенный размер характерен для импульсивных детей, особенно – в состоянии острой тревоги. Резко уменьшенный размер типичен для детей со сниженным настроением, с депрессивными тенденциями. Весь рисунок при этом обычно расположен в углу листа. Если в других рисунках соответствующие изменения размера отсутствуют, то можно предполагать, что проявившиеся в рисунке семьи особенности эмоционального состояния связаны именно с семейной сферой (то есть ассоциации, относящиеся к его семейной ситуации, вызывают у ребенка тревогу или подавленное, депрессивное состояние).

Относительная величина изображенной фигуры (по отношению к другим членам семьи) отражает степень значимости данного члена семьи в восприятии ребенка. Так, изображение родителей очень большими, а себя – очень маленьким говорит о том, что ребенок ощущает себя подавленным или заброшенным. Нередко это происходит в тех случаях, когда родители действительно оказывают на него сильное давление, когда они повышенно требовательны или чрезмерно его опекают (для ситуации гиперопеки наиболее типично очень крупное изображение матери). Изображение кого-либо из родителей особо маленьким интерпретируется как представление о его малой значимости в семье. Например, папа, проводящий целые дни на работе и почти не появляющийся дома, нередко изображается маленьким, поскольку в семье он воспринимается ребенком как фигура второстепенная. При конкурентных отношениях с братом или сестрой они также часто изображаются особо маленькими (намного меньшими, чем должны были бы быть в соответствии с их реальным возрастом). Иногда, если ребенок считает, что родители предпочитают ему брата или сестру, они, напротив, изображаются значительно большего размера, чем он сам.

Изображение себя самым высоким говорит о претензиях ребенка на лидирующее положение в семье. Оно часто встречается у избалованных детей, привыкших командовать взрослыми. Однако подобные рисунки не обязательно говорят о том, что ребенок реально играет в семье главенствующую роль; они могут свидетельствовать о том, что ребенок лишь стремится к такой роли. Доминирование собственной фигуры на рисунке может достигаться разными средствами: выдвижением себя на передний план с отодвиганием остальных на задний, помещением себя на какое-нибудь возвышение (на стул, на горку), изображением на себе высокой шапки (верх которой оказывается верхней точкой рисунка) и т. п.

Расположение фигур на листе. Прежде всего определяется, имеется ли между изображенными членами семьи какой-либо контакт. Это может быть физический контакт (соприкасающиеся руки или тела) или же какая-то общая деятельность. Изолированность фигур друг от друга – показатель недостаточно насыщенных эмоциональных отношений в семье. Если изолирована только одна какая-либо фигура, то это, скорее всего, отражает слабую связь данного члена семьи с остальными. Изображение себя отдельно от остальных – свидетельство ощущения своей изолированности в семье (это ощущение не обязательно соответствует действительности). При серьезных нарушениях внутрисемейного общения фигуры разных членов семьи нередко отделены друг от друга перегородками, помещены в разных комнатах или же рисуются на разных листах.

Иногда встречается сверхплотное расположение фигур, когда они частично перекрывают друг друга. Это говорит либо о том, что в семье действительно сверхтесные связи, либо о потребности ребенка в таких связях (чаще всего одно сочетается с другим: привыкнув к сверхтесному контакту, ребенок уже не может обходиться без него в силу недостатка самостоятельности). Повышенная плотность расположения фигур часто встречается в неполных семьях, поскольку в таких семьях у родителя часто возникает чрезмерная «замкнутость» на детях.

Интервалы между фигурами более или менее соответствуют близости отношений. Например, если ребенок изобразил две пары: себя рядом с сестрой и отдельно – родителей, стоящих один рядом с другим, то это может говорить о том, что дети в семье в значительной мере живут своей, отдельной от родителей жизнью. Полезно посмотреть, кого из членов семьи ребенок поместил рядом с собой. Обычно это тот, с кем автор рисунка ощущает наибольшую близость.

Последовательность изображения членов семьи. Первым обычно изображается член семьи, наиболее значимый для ребенка. В отличие от величины изображения, отражающего отношения доминирования («кто в семье главнее»), последовательность изображения связана со значимостью человека именно для ребенка, а не вообще в семье. От расположения рядом с собой, отражающего эмоциональную близость, последовательность изображения отличается тем, что значимость может определяться чисто бытовыми обстоятельствами (например, тем, кто проводи–

с ребенком больше всего времени) и не соответствовать эмоциональному отношению ребенка к данному человеку.

Демонстративные дети часто начинают рисунок семьи с собственного изображения. Застенчивые, тревожные дети часто рисуют себя в последнюю очередь.

Поза, выражение лица, детализированность. При анализе позы персонажей используются те же критерии, что и в методике «Рисунок человека», только на этот раз они должны быть отнесены не к самому ребенку, а к его восприятию того персонажа, поза которого анализируется. Так, если ребенок изобразил одного из членов семьи в экстравертной позе, а другого – в интровертной, то это означает, что именно так он их и воспринимает (очень часто, хотя и не всегда, это восприятие оказывается вполне адекватным). Если все члены семьи изображены в одинаковой позе, той же, что и в методике «Рисунок человека», то это, скорее всего, проявление идентификации ребенка с другими членами семьи, приписывания им собственных особенностей.

Агрессивная поза какого-либо из членов семьи (поднятая рука, преувеличенная кисть руки) может свидетельствовать о его реальной агрессивности по отношению к ребенку или импульсивности (взрывчатости).

Изображение кого-либо со спины – показатель конфликтного отношения. Если ребенок изображает со спины себя самого, то это свидетельствует либо о конфликтном отношении к семье в целом, либо о чувстве своей отвергнутости, неприятия другими членами семьи. Так же трактуется изображение в профиль, если оно повернуто не к другим членам семьи, а от них.

Выражение лиц изображенных членов семьи может отражать либо чувства ребенка по отношению к ним (улыбка – положительное отношение, мрачная гримаса – негативное или двойственное отношение), либо представления ребенка об отношении к нему. Большой рот, особенно с зубами, – признак того, что данный член семьи проявляет по отношению к ребенку вербальную агрессию (часто на него кричит).

Степень детализированности рисунка – показатель эмоционального отношения к данному члену семьи. Наиболее любимые члены семьи рисуются подробнее, с большим количеством деталей, чем менее любимые.

Соотношение состава реальной и нарисованной семьи.

Отсутствие какого-либо члена семьи говорит либо о том, что он мало значим для ребенка, либо (чаще) о конфликтных отношенияхребенка с ним, негативных эмоциях по отношению к нему (это не значит, что эмоции чисто негативны: они могут быть амбивалентными, то есть двойственными). Часто в рисунке отсутствуют братья или сестры, что обычно связано с конкурентностью отношений.

Отсутствие на рисунке себя – частый признак того, что ребенок чувствует себя в семье отверженным. Степень выраженности этого ощущения проверяется с помощью вопроса: «А ты никого не забыл?» Если ребенок так и не вспоминает, что он не нарисовал себя, то следует более прямой намек: «Я точно знаю, что ты еще кого-то не нарисовал». Если и это не приводит к дополнению рисунка, то проверяющий впрямую говорит: «Ты забыл нарисовать себя». Бывает, что даже после прямого указания ребенок уходит от изображения себя, объясняя, что «не осталось места», что себя он может нарисовать на другом листе и т. п. Это свидетельствует о весьма сильном чувстве отверженности.

Появление «дополнительных» членов семьи (отсутствующих в реальности) говорит о том, что ребенок воспринимает свою семью как недостаточную, в чем-то ущербную. Чаще всего дополнительной фигурой оказывается отец, который в реальной семье отсутствует. В этих случаях можно полагать, что у ребенка очень сильно желание иметь отца, полную семью.

Изображение большого количества предметов (мебель, стены комнаты, деревья, если семья изображена в лесу) обычно встречается в тех случаях, когда в семье ослаблены и формализованы контакты, недостаточен уровень эмоционального общения. В этом отношении особенно показательны рисунки, которые начинаются не с изображения людей, а с изображения различных предметов. Аналогичные рисунки встречаются и у аутизированных детей: в этом случае недостаток эмоционального общения обусловлен не семейной атмосферой, а неспособностью ребенка к такому общению.

Б. Семья животных

Этот тест представляет собой своеобразный вариант теста «Рисунок семьи». Он может быть использован вместо теста «Рисунок семьи», а может даваться в сочетании с ним для получения дополнительных данных. В этом случае желательно давать его раньше, чем тест «Рисунок семьи». Поскольку направленность теста «Семья животных» для ребенка менее очевидна, чем теста «Рисунок семьи», первый бывает более показателен в случае, когда ребенок сознательно «закрывается» от обследующего. С другой стороны, некоторые семейные отношения в тесте «Семья животных» могут быть менее очевидны, так как в нем отсутствуют показатели, относящиеся к фигуре человека, и не обязательно выдерживается состав семьи, соответствующий реальной семье ребенка (ведь он рисует не свою, а абстрактную семью).

Инструкция. Ребенку предлагается нарисовать семью, состоящую из разных животных («так, чтобы все члены семьи были разнымиживотными»). В этом случае, разумеется, ребенку не говорится, что это должна быть его собственная семья. Однако ассоциации ребенка все равно будут определяться его самоощущением в своей семье.

Если ребенок говорит, что не умеет рисовать животных, то ему объясняют, что это несущественно: если будет непонятно, кого он нарисовал, то он подпишет, какое это животное (или скажет это, а проверяющий запишет). При изображении каждого животного проверяющий выясняет, какое это животное и кто оно в семье (какой член семьи). При этом сам проверяющий, задавая вопросы, не произносит слов типа «мама», «папа», «ребенок», а ограничивается нейтральным словосочетанием «член семьи».

Интерпретация результатов

Общие принципы интерпретации те же, что в «Рисунке семьи». Если в семье животных изображено несколько детей, то важно выяснить, с кем из них идентифицируется ребенок. Довольно часто это прямо проявляется в словах, когда одного из изображенных детей он называет «ребенок», а другого – «сестра» или «брат». Если в действительности у обследуемого мальчика есть старшая сестра, а в семье животных изображено двое детей, причем один из них назван «старшим братом», а другой – «младшей сестрой», то, скорее всего, ребенок идентифицируется с тем, кого он назвал «младшей сестрой» (отношения старшинства обычно более значимы, чем пол).

Важный дополнительный показатель, имеющийся в тесте «Семья животных», – это то животное, в виде которого изображен тот или иной член семьи. При интерпретации следует опираться на те общекультурные ассоциации, которые связаны с изображенными животными. Так, изображение кого-либо из членов семьи в виде насекомого (муравья, мухи и т. п.) подчеркивает его малую значимость в семье. Упрямые, «колючие» дети часто изображают ребенка в виде ежа. Змея или червяк, как правило, символизируют эмоциональную холодность, а нередко – негативное отношение (если таким образом изображен ребенок, то это может быть проявлением чувства своей отверженности в семье). Теплокровные хищные животные (тигр, волк) совсем не обязательно символизируют агрессию. Достаточно часто они отражают лишь представление о силе и активности. В отличие от этого, крокодил – безусловный символ агрессии. Изображение родителей в виде особо крупных животных (слон, бегемот, носорог) характерно для детей, воспитывающихся в условиях гиперопеки и испытывающих сильное давление со стороны родителей.

В. Два дома

Инструкция. Проведение методики «Два дома» удобно начать с обсуждения того, в каком доме реально живет ребенок. Затем проверяющий предлагает: «А теперь мы выстроим для тебя прекрасный новый красный дом (говоря это, он рисует на листе бумаги большой красный прямоугольник). Теперь мы заселим этот замечательный дом. Конечно, первым мы поселим в нем тебя: ведь мы его для тебя и построили! (в верхней части прямоугольника записывается имя ребенка). А кто здесь будет жить еще? Здесь, в этом новом доме, могут жить все, кого ты захочешь поселить вместе с собой, – не важно, живете ли вы сейчас рядом или нет. Поселяй, кого хочешь!» По мере того как ребенок называет обитателей красного дома, проверяющий вписывает в прямоугольник их имена и по поводу каждого из них интересуется, кто это (вопрос следует задавать совершенно нейтрально, как бы между прочим). После того как в красный дом записано два-три новосела, проверяющий рисует рядом еще один большой прямоугольник, на этот раз – черный, со словами: «Может быть, кого-то ты и не захочешь поселить рядом с собой в красный дом. Тогда мы поселим его тут». По поводу черного дома ни в коем случае не сообщается, что это плохой дом или что вообще он чем-то хуже красного (вполне достаточно самой по себе цветовой символики, к которой дети очень чувствительны). Если по поводу имен, называемых ребенком, нет полной ясности о том, в какой из домов он хочет поселить названного человека, то это надо уточнить: «Куда мы его (ее) поселим – в этот дом или в тот?» Если черный дом вовсе не заполняется жильцами, ребенка к этому мягко побуждают: «Что же, этот дом так и будет стоять пустой?»

Интерпретация результатов

Результаты этой методики интерпретируются «впрямую», без символической дешифровки. Анализируются и количественные показатели: сколько людей ребенок готов поселить в свой дом, и, особенно, качественные: кого именно он туда поселяет и в какой последовательности. Естественно, интересен вопрос о том, поселит ли он туда своих родителей, братьев и сестер; попадут ли в число новоселов одноклассники и другие сверстники; будет ли названа учительница и в какой дом она будет поселена. Если кто-то из реального окружения ребенка вообще не упомянут, то проверяющий может о нем впрямую спросить: «Мы пока никуда не поселили бабушку (учительницу). А ведь ей надо где-то жить». Недопустимы никакие уточнения типа: «А бабушку ты поселишь вместе с собой или отдельно?» Вообще, по ходу проведения методики больше ни разу не напоминается, что сам ребенок «живет в красном доме», что этот дом особенно хорош и т. п. Все это говорится только один раз в самом начале.

© 2019 Мы гимназисты
Design by vonfio.de

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru